Пожары на Байкале глазами очевидцев

Мы горим.
Леса Байкала горят как никогда. Противен следующий факт - если сравнить официальные данные по пожарам которые были опубликованы в августе и данные прошлого года, то получается, что повреждённая территория этого года в 25 раз меньше прошлогодней. Следовательно, официальные данные лгут. По данным отчёта Гринпис, который были передан для ознакомления президенту, пожарами на Байкале за лето 2015 года пройдено более полутора миллионов гектар. Это ссылка на видио, аэросъемки на северной части озера.


Небольшой результат от этой инициативы есть - президентом подписано постановление о запрете поджогов травы.

Но поджоги травы и неосторожное обращение с огнём населения во время посещения лесных территорий это не единственная причина катастрофы. Часть пожаров это целенаправленные и умышленные поджоги. Эти поджоги связаны с тем, что люди так встроились в систему и научились использовать её для заработка - сейчас законы таковы, то лесникам платят огромные деньги за тушение пожаров, а в их отсутствие не платят. Система лесоохраны вывернута наизнанку. Второе - леса после низовых палов  меняют категорию на более низкую и их можно отправлять на так называемую "санитарную" вырубку. Кто сомневается, то посмотрите через обычную гугл-карту на территории вокруг Байкала. Посмотрите оба берега - и западный , и восточный. Они похожи на лёгкие туберкулёзника. Ровные светлые квадратики это сплошные вырубки, рыжие полоски это дороги для вывоза леса. Условно нормальный лес можно найти только в виде небольшой зелёной кромки вокруг озера - это территории национального парка и заповедника. Почему пишу "условно нормальный лес"? Потому что тайно проехалась на конях по этим "заповедным" местам. Там всё сделано для охоты - загоны, специальные домики на деревьях, поля с овсом для прикормки. Почему тайно? Наш национальный парк на посещение заповедных зон разрешения не выдаёт... А ещё я всю осень слышу в лесу выстрелы (мы ведь теперь живём на краю "заповедных территорий"). Но вернёмся к пожарам. Ещё раз повторюсь, смысл поджогов очень прост - после пожара можно проводить так называемые санитарные вырубки там, где раньше это было запрещено. Мёртвые деревья после низовых пожаров вполне пригодны для изготовления бруса и доски, так как у большинства деревьев ствол цел, прогорают только корни. Ещё раз внимательно посмотрите карту пожаров - выпотрошенные территории целы. Хотя они в пажароопасном отношении находятся в первой группе риска, ведь после потрошения остаётся кучи ненужного сухостоя, на вырубках валяются ветки и вершины деревьев, забирают только стволы. В этом году старые вырубки целые, горят остатки нетронутых лесов. А с октября туда приедут трактора и камазы... И это будут не чёрные лесорубы, всё официально, с разрешениями.

Плюс в пожарах на Байкале в том, что есть шанс привлечь к проблеме внимание людей. Есть положительные примеры - в Пензинской области региональные власти запретили послепожарную санитарную рубку леса и гореть перестало как по волшебству.
Делаем выводы.

Теперь наглядно:
Это низовой пожар, который переходит в верховой. К такому даже близко подойти невозможно и самолёты не помогают. Какое тут "тушить"...

Это результат. Заметьте, деревья мертвы, но стволы деревьев целы:



Заяц сгорел... Дым и большая скорость пожара не даёт никаких шансов животным:


Масштабы катастрофы. Это только маленький кусочек, результат совсем небольшого пожар в южной части озера. Юг Байкала пострадал меньше всего:


Что делать? Умные люди говорят что надо менять Лесной кодекс и ещё ряд законов. Кто-то создаёт фонды и гражданские инициативы, пишет петиции, пишет обзоры. Кто-то плюнув на государство собирается в отряды и тушит пожары сам. Кто-то сажает деревья на выгоревших территориях. Впрочем государство таких старается контролировать предлагая сотрудничество. Почему бы и нет... Разумные всегда за любой кипиш, окромя войны и голодовки.  

Я могу и тушить, и сажать. Тем более зимой пожары не прекратились, они превратились в трофяные. Бомбы замедленного действия. Сейчас они тихо тлеют под снегом, а весной перекинутся на оставшиеся леса. Трофяные пожары необходимо срочно тушить. (Кстати, в Усольском районе предложен интересный способ - пробурить скважины и залить подземными водами тлеющий очаг. Власти, ауууу! ). А ещё могу не согласиться с поправкой в закон об особо охраняемых природных территориях которая разрешает национальным паркам брать деньги за нахождение на этой земле. Эта поправка тоже убивает - она превратила природоохранные учреждения в коммерческие структуры и очень сильно отвлекает природоохранные организации от их основных функций. Отвлекает от охраны леса. Конкретно, крупный пожар на острове Ольхон в июле 2015 года был допущен исключительно из-за игнорирования работниками национального парка сигналов о бедствии. Эти люди, видите ли, были заняты. Им было не до тушения, они собирали деньги с отдыхающих на пляже. Считаю необходимым официально сообщить, что отказываюсь включать незаконный сбор за посещение Прибайкальского национального парка в стоимость путёвок. Если вы не согласны такой точкой зрения на данное законотворчество, то вам нужно самостоятельно оформить оплату.  В стоимость конных туров эта услуга не включена принципиально.